shatz3

На пресс-конференции, посвященной открытию нового телевизионного сезона на канале СТС, Михаил Шац выглядит немногословным и даже немного утомленным, но стоит ему сказать несколько слов, как все присутствующие расплываются в улыбке, а по залу расплескивается добродушный смех.

Последние несколько лет Михаил трудится продюсером спецпроектов телеканала СТС, и именно на его плечах лежат такие проекты, как «Слава богу, ты пришел», «Случайные связи» и популярная некогда игра «Хорошие шутки».

В Екатеринбурге Михаил Шац рассказал о том, чего не хватает современному телевидению, и о том, что с этим делать.

Михаил, этот вопрос вам, наверное, задают постоянно, но вы сами телевизор смотрите?

Я сам смотрю, но не часто, и в основном это спортивные трансляции. Иногда, просто включаю телевизор перед сном, чтобы отвлечься и расслабиться.

Что касается развлекательных программ, то сейчас очень много развлечения ради развлечения, программы делаются только для того, чтобы ни о чем не думать, уйти от реальности.

А вам открылся секрет долголетия телевизионных проектов?

В принципе нынешний формат телевидения таков, что он не позволяет проектам жить долго. Есть исключения – КВН, «Что? Где? Когда?», «Поле Чудес».

Мне сложно говорить за все телевидение, но по-моему, телевидение – это такой жанр, который не терпит неискренности. Если передача сделана искренне, с любовью, то это сразу видно, и это цепляет. Это касается любого жанра телепрограмм.

Не так давно «Первый канал» объявил о том, что закрывает свою суперуспешный «Прожекторпэрисхилтон». У вашего канала нет планов сделать подобный проект?

Лично мне будет очень не хватать этой программы. Я считаю этот проект очень большим успехом, даже прорывом. Это было талантливо, ярко, остро. В 2008 году, когда программа только стартовала, ребятам приходилось буквально пробивать своими головами потолок дозволенного, и они смогли доказать, что если говорить смешно, то можно говорить обо всем.

Что касается идеи сделать аналогичный проект на нашем телеканале, то я не считаю, что это возможно.

Вы сами начинали твой творческий путь с КВНа. Смотрите ли вы его сейчас? Как вы оцениваете перспективы этого проекта?

КВН я уже практически не смотрю. За последнее время включал его считанное количество раз. Причина, наверное, проста – я в свое время наигрался в эту историю, и мое поколение уже тоже не играет в эту игру. Все мои друзья, с которыми мы выступали, тоже уже давно в этом не участвуют.

Нынешний КВН – удел даже не следующего после моего поколения, а уже следующего после следующего. Там сейчас появляются свои звезды, свои герои, поэтому я и не смотрю новые КВН.

А что касается перспектив, то идея продолжает жить, и каких-то предпосылок для изменений я не вижу.

А не стал ли развлекательный компонент на телевидении подавляющим? Возможно ли появление научно-популярной программы, которая имела бы высокие рейтинги?

Кстати, такие программы есть. Например, «Галилео» — долгоиграющая история с очень хорошими рейтингами. Такой жанр очень востребован, и хочется, чтобы он развивался.

Что касается абсолютизации развлечений, то ДА. Я согласен с тем, что с учетом той общественно-политической ситуации в стране развлекательный элемент на ТВ становится все отъявленнее и безрассуднее. Развлекательные проекты все дальше уводят нас от реальности и занимают нишу тех программ, которые бы могли говорить об этой реальности.

Кстати, вы ведь еще и политикой занимаетесь…

Вообще, если вы хотите поговорить о моей политической деятельности, то лучше это сделать в другое время и в другом месте. Моя политическая активность и моя работа никак не связаны, и я за это, кстати, очень благодарен руководству канала СТС: оно обращает внимание на мои профессиональные качества, а не на мои политические убеждения.

Что вы думаете об идее создания общественного телевидения?

Это сложный вопрос, на который нет однозначного ответа. С точки зрения потребителя мне такое телевидение нужно было много лет назад, а не сейчас. А сегодня общественное телевидение выглядит компромиссом между властью и обществом. Вернее не всем обществом, а самой занудной и требовательной его частью. Как представитель этой самой части, я считаю нецелесообразным создание ОТ в том виде, в котором это предложено и, в конце концов, утверждено государством.

Я понимаю, в общих чертах, задачи, стоящие перед ним, но слабо представляю, как они будут выполняться с учетом того, что власть сама финансирует ОТ и сама утверждает его руководство.  В этой связи я не очень понимаю, чем такой канал будет отличаться от двух больших федеральных.

Из того, что бы я хотел попробовать еще на телевидении, я склоняюсь к варианту общественно-политического шоу. Но это проект не с каменными лицами или наоборот криками друг на друга, а шоу со спокойным, ироничным разговором, с возможностью посмеяться над собой или ситуацией.

Что касается того, в чем бы я не хотел участвовать, то это как раз те самые проекты «развлечение ради развлечения». Когда, например, мне звонят и предлагают сняться в проекте, смысл которого — бросать телевизоры с крыши и так установить рекорд Гиннеса, я вообще ничего не понимаю. Зачем они позвонили мне? Почему они позвонили мне? Не понимаю. Вот в таком участвовать не собираюсь. Я уже достиг того возраста, когда у меня есть возможность выбирать.

Вы говорили, что в основном смотрите спортивные трансляции. А не возникало желания попробовать себя в роли спортивного комментатора?

Все-таки я смотрю футбол, когда я болею, поэтому бы не хотел, чтобы это стало моей профессией. У меня был подобный опыт, когда мы еще работали на канала ТВ-6. Это было круто. Иногда, я думаю, это даже полезно, просто для того, чтобы уметь разговаривать по-русски в моменты острого эмоционального переживания.

Что вы думаете об идее маркировать программы ограничениями по возрасту к просмотру?

Честно говоря, я до сих пор не очень понимаю, как это все работает, но я воспринимаю эту маркировку как некую рекомендацию. В любом случае, только вы можете сказать своему ребенку, что смотреть, а что нет.

Я знаю, что какие-то вещи я могу позволить смотреть своим детям, например, моей дочери 14 лет, и я вполне могу позволить ей смотреть что-то с маркировкой «16+». Я могу ошибаться, но я не думаю, что государство в этом смысле грамотнее меня.

У вас есть своя концепция воспитания своих детей? Чему вы обязательно их научите?

Самое важное для меня – показать многообразие мира. Показать, что он очень большой и очень разный, и для меня главная задача образования – это адаптация к этому миру. Социальная адаптация – это, по большому счету, и есть то, чего я жду от образования.

Как вам кажется, Екатеринбург – достаточно смешной город?

Екатеринбург – гораздо более смешной город, чем Одесса, например, в этом я всегда был уверен. Еще со времен КВН мы очень тесно дружили со всей командой УПИ, с «Красной Бурдой», которая представляет какой-то нескончаемый конвейер юмора, и, само собой, «Уральские пельмени», который сейчас делают свою шоу у нас на канале СТС.

Любое общение с вышеозначенными гражданами можно отнести к разряду юмора, особенно если это сопровождается употреблением алкогольных напитков. Я не могу сейчас на заказ вспомнить какой-то анекдот из жизни, но мне всегда весело и уютно в этом городе.

Самое теплое воспоминание у меня связано с гостиницей работников Цирка, где мы часто останавливались во время гастролей. Да и в этот визит мне тоже вряд ли удастся покинуть пределы этой гостиницы, и все, что произойдет со мной сегодня интересного, произойдет в этом здании

Источник